«Паулинизм» — новый мир
Теория происхождения христианства / Христос после Иисуса / «Паулинизм» — новый мир
Страница 10

Чистый результат всех этих перестановок был прост — Савл заново паганизировал вселенную.

В христианстве расцвели языческие формы, не только в искусствах и общей культуре, но и в каждой иерархии, возглавляемой Сыном Божьим и опосредованной магической Церковью, вклинившейся между единым недостижимым Богом и людьми. Настоящим объектом поклонения в христианстве стал Иисус, намного позже дерзко связанный с Богом-Отцом через остроумное изобретение Троицы. Значение слова легализация.

Таким образом, Иисус остался в некотором смысле Богом, но как Сын, замещающий Отца, Иисус требовал совершенно другого рода Завета; иудейский Яхве, трансцендентный, как можно было бы надеяться, любимый и выполняющий просьбы, был за пределами отождествления. Иисус, страдающий Человекобог мог восстановить древнюю языческую интимную связь с божеством. Можно сказать, что символ креста оказался достаточно могущественным для того, чтобы дойти до любого человека, неважно, на каком фундаменте он себя ощущает; человек мог теперь найти брата, сына, если уж он не смог достичь Отца. Очеловеченное божество Иисус стало магнитом, притягивающим огромные людские массы. Христианство стало самой влиятельной религией в истории.

Языческие религии с их бесчисленными иерархиями богов, борющихся друг с другом и с миром и тоже подвергающихся воздействию многочисленных безличных сил типа судьбы, вплетенных в мировую ткань, обеспечивали людей удобными божествами, с которыми любой мог отождествиться. Легкодоступные, они могли стать клапанами безопасности для всех сил, действующих в пределах человеческого воображения. Иудаизм, ясно понимая, что все такие представления о божествах были чистейшей бессмыслицей, заменил их одним-единственным грандиозным понятием единого Бога, выраженного в плане этики, подчинив всю мораль компетенции этого единого Бога, с этого времени — источника всякого авторитета, который больше ничему не подчиняется.

Это бесконечно упростило лоскутное одеяло язычества, сшитое из различных кусков, но это должно было разочаровать многих, чьи отождествления осуществлялись с чем-то более близким, более сподручным. Теперь эти люди лишились удовольствий, получаемых от фривольных богов, их военных игр, их сексуальных диверсий. Язычество как неосознанное реструктурирование мысли следует также считать глубокой причиной этого замещения, а в современную эпоху — причиной возникновения Дьявола в качестве краеугольного камня христианской теологии, не только как религиозного предрассудка в сознании народных масс, но и как эксплицитной формулировки, существующей в авторитарной католической и протестантской среде.

Несомненно, это можно связать с двумя интеллектуальными примесями во взглядах Савла, а именно — с представлением о развертывании борьбы между божественными и богоборческими силами и, прежде всего, с имплантацией самого фундаментального, изначального элемента во всем язычестве — понятия божественной родословной.

Корень язычества — в отборе определенных аспектов мира (природы, в частности) для созерцания и поклонения. Его боги отражают вселенную; они порождаемы и порождают; они захватывают власть и передают ее потомству; они умирают и снова оживают. В монотеизме Бог никогда не наследует свою власть от предшественников и не передает ее по наследству. Поскольку у такого Бога нет конца, то у него нет и начала.

И именно в этом пункте то, что для Савла было историческим, то есть неким связанным со временем фактом (хотя и фактом, который указывал путь к вневременному), переплелось с бесчисленными мифами, в которых божество воскресало как часть бесконечно повторяющегося мирового порядка, основанного на соперничестве богов. Мистерия-миф Савла, первоначально придуманная для объяснения исторического разрыва между одним событием и другим, воплотила в себе то представление, что в борьбе Бога против сил зла во вселенной определенная роль отводилась и для его сына!

Основное отличие монотеизма заключается, прежде всего, не в понятии Высшего Существа — что является обычным для различных языческих религий, — а в том убеждении, что Высшее Суще-ство — это единственный источник вселенной и всего существующего в ней, включая и зло. С другой стороны, все формы язычества постулируют мировой порядок, в котором существуют противоборствующие источники автономной власти, одним из которых является зло. Сам по себе мировой порядок вневременен, надыстори-чен и предшествует Высшему Существу.

Именно в этом пункте непредвиденные последствия творчества Савла стали заметными. В иудаизме единый Бог, сам по себе трансцендентный, сотворил реальную историю. Следовательно, поскольку Бог содержит в себе все источники божественности и сам в конечном счете является источником зла, исторический процесс может развиваться сам по себе на человеческом плане. Человеческие существа морально ответственны за свое собственное поведение, ибо обладают свободной волей и подчиняются только божественному намерению в мировом порядке; они являются актерами на сцене истории, которая в своей конечной фазе будет примирена с Богом, отчуждавшим, преследуя собственные цели, этот мир от себя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13