Разгадана ли загадка?
Теория происхождения христианства / Христос после Иисуса / Разгадана ли загадка?
Страница 1

В последние десятилетия XX в. появился целый ряд исследований, посвященных личности Иисуса Христа. Одни из них анализируют его учение, аутентичность его высказываний, приведенных в евангелиях, и представлений о нем их авторов, в частности рассматривают вопрос об употреблении в евангелиях словосочетания «Сын Человеческий» и Мессия (Христос) применительно к Иисусу. Другие главное внимание уделяют историческому Иисусу, отвергая все сверхъестественное в рассказах о нем, включая телесное воскресение. С 1985 г. в США существует Семинар Иисуса, в котором принимает участие целый ряд ученых-историков. Большинство из них отрицает подлинность высказываний Иисуса, приведенных в канонических текстах, и конструирует собственную историю жизни Иисуса. Так, например, Дж. Д. Крос-сан, один из наиболее активных исследователей этого направления, считает Иисуса и его последователей деклассированными иудейскими крестьянами, потерявшими собственность в результате развития товарного хозяйства в римской Палестине. Среди подобного рода работ книга американского историка Джоэла Кармайкла выделяется широтой исторического охвата вплоть до проблем современного мира, своеобразием анализа источников и необычностью концепции. Книга эта действительно представляет — по собственному определению автора — нетрадиционное освещение судеб раннего христианства и (я добавлю) нетрадиционный подход к каноническим источникам. Мож Паровая щетка для уборки лучших паровых.

но не соглашаться с его концепцией в целом или с отдельными ее положениями, можно, напротив, признать убедительными его аргументы, но в любом случае отрицать оригинальность позиции автора невозможно. Он выступает как историк, философ, психолог. Главную цель своей книги автор формулирует в самом ее конце; эта цель состоит в том, чтобы включить Иисуса, Иоанна Крестителя и Павла из Тарса в определенные время и пространство, описать, как реальные жизненные события преобразовались в великую Церковь с мифологическими, мистическими и магическими основами. В соответствии с этим автор в своем исследовании сочетает конкретно-исторический, текстологический и социально-психологический анализы, чтобы проследить, как на образ Иисуса после его смерти наслоились понятия Сына Божьего, Господа Вселенной и Спасителя Мира.

В соответствии с поставленной задачей автор на широком историческом фоне по существу выделяет три этапа формирования христианства (хотя формально книга делится только на две части) — собственно деятельность Иисуса, которая, по мнению автора, протекала в рамках иудаистской идеологии, мессианист-ских чаяний еврейского народа и резко выраженных антиримских настроений среди населения Палестины; затем учение апостола Павла, возвеличившего Иисуса как Сына Божьего и, наконец, становление догматики собственно христианской Церкви, а также современное восприятие христианских идей. Как, несомненно, заметил читатель, согласно изложению Кармайкла, каждый последующий этап по сути отрицает или переосмысливает предшествующий.

Наиболее «нетрадиционной» представляется первая часть книги — «Иисус до Христа». Эта часть композиционно тщательно продумана. Свою концепцию автор основывает на библейских источниках и, главным образом, на сведениях Иосифа Флавия. Чтобы подготовить читателя к восприятию своей трактовки деятельности Иисуса, Кармайкл подробно характеризует зарождение и распространение идеи Царства Божьего и те повстанческие движения, которые предшествовали выступлению Иисуса. В частности, рассказ об Иуде Галилеянине и зелотах должен воздействовать на восприятие читателем обстановки в Палестине и дать косвенное доказательство одной из основных идей книги — вооруженного характера выступления Иисуса, ибо, с его точки зрения, представление о наступлении Царства Божьего было неразрывно связано с сопротивлением Риму. Идея эта не нова — еще К. Каутский считал Иисуса бунтарем. Принципиально новым является мысль (гипотеза?) о том, что намерения Иисуса претерпели изменения в процессе его деятельности. Именно эта гипотеза снимает трудности при попытках, которые предпринимались в научной литературе, связать Иисуса — проповедника любви к врагам — с иудейскими бунтарями. В рамках своей теории автор разбирает отношения Иисуса и Иоанна Крестителя, восстанавливая их на основе отрывочных и достаточно неопределенных сведений, содержащихся в канонических евангелиях. С точки зрения автора, Иисус ушел от Иоанна, или не захотев с ним соперничать, или из-за того, что Иоанн резко выступал против Иисуса (замечу, что для последнего утверждения сколько-нибудь серьезных оснований в источниках нет). Разрыв с Иоанном Крестителем изменил позицию Иисуса: он отказался от проповеди милосердия и перед входом в Иерусалим решил с группой своих сторонников перейти к вооруженным действиям, кульминацией которых явился захват Храма. Именно вооруженные действия послужили основанием для римских властей вынести ему смертный приговор как Мессии, т. е. претенденту на захват власти в Иудее (поэтому на кресте, где обычно формулировалось обвинение, было написано: «Царь Иудейский»). Для обоснования своей конструкции автор использует только те сведения евангелий, которые представляются ему достоверными или неумело отредактированными. Принцип отбора того, что Кармайкл считает подлинным, связан с одной из целей (с его точки зрения) составителей и редакторов канонических евангелий, а именно с возвеличиванием Иисуса, обелением римских властей и обвинением иудеев в смерти Иисуса, что было вызвано стремлением отгородиться от иудаизма в связи с поражением иудейского восстания против римлян 66—70 гг. Поэтому Кармайкл считает все, что противоречит этой тенденции, отражением в традиции подлинных событий. Нужно сказать, что в принципе подход к источникам, связанный с отбрасыванием того, что кажется исследователям нереальным, свойствен и другим историкам раннего христианства, стремящимся опереться только на то, что им представляется историческим фактом и не несет на себе теологической тенденции или веры в сверхъестественное (например, происхождение Иисуса из Назарета или трагические слова на кресте, произнесенные им по-арамейски: «Елои, Елои ламма савахфани» — «Боже мой, Боже мой, для чего ты меня оставил» — Мк. 15:34). Как и Кар-майкл, большинство историков считает невероятным суд над Иисусом, описанный в евангелиях, когда римский прокуратор Понтий Пилат, известный своей жестокостью, стремится оправдать Иисуса. Римские власти никогда не шли на поводу у толпы; и это, между прочим, отражено и в Новом Завете. Так, в Деяниях апостолов описывается, как эфесские ремесленники, изготовлявшие в качестве сувениров модели храма Артемиды, были возмущены проповедями христианских проповедников против языческих богов, считая, что это наносит вред их ремеслу. Они стихийно собрались в театре, подняли шум, но местный градоправитель распустил собрание, указав, что они могут быть обвиненными в возмущении (против римских властей) — 19:24—40). Предательство Иуды автор считает действительным фактом, хотя конкретные обстоятельства остаются неясными. Критик христианства — античный писатель Цельс (II в.), опиравшийся на слова (или какие-то писания) иудеев, — рисует иную картину захвата Иисуса, который якобы уже раньше был объявлен вне закона (что маловероят

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7